Наш адрес

г. Саратов, ул. Белоглинская, д.22

бесплатный телефон

8 (800) 700-34-17

телефон в Саратове

8 (8452) 711-711

Наверх

Психическая зависимость

Психическая зависимость — это психическое влечение к наркотику и способность достижения психического комфорта в состоянии опьянения. В отличие от физического, неудержимого влечения психическое влечение не всегда осознается. Оно возникает на ранних стадиях наркомании и больше никогда не исчезает. Если в лечебных учреждениях можно избавиться от физической зависимости, психическая зависимость остается на всю жизнь, оказываясь причиной «провала» лечения, безуспешности усилий врача и самого больного, возвращения больного к наркотикам.

Психическое влечение выражается в постоянных мыслях о наркотике, подъеме настроения в предвкушении приема, подавленности, не­удовлетворенности в отсутствии наркотика. Психическое влечение определяет настроение, эмоциональный фон, взгляд на мир. Человек начинает неадекватно положительно оценивать все, что связано с наркотиками, и чрезмерно отри­цательно воспринимать то, что мешает наркотизации. У него появляется ощущение, что ему чего-то не хватает, состояние недовольства, не­удовлетворенности. В его духовном мире возникает эмоционально насыщенная привязанность, которая снижает ценность прежних интересов. Психическое влечение перестраивает жизненные интересы, отношения с другими людьми, меняет социальную ориентацию личности, он ищет компанию, где употребляют наркотики, много и с удовольствием рассказывает о том, что он принимал, о характере «приходов», оживляется при появлении возможности вновь употре­бить наркотик, испытывая при этом подъем настроения.

Психическое влечение может погаснуть, если появляется новое сильное увлечение чем-нибудь, что захватывает целиком, насыщая жизнь по­ложительными эмоциями, разумеется, при условии изоляции от наркотиков.

И наоборот, при неприятных переживаниях, при встречах с людьми и местами, связанными с употреблением наркотика, психическое влечение обостряется.

Влечение к наркотику одинаково при любых формах наркомании. Оно может насыщаться не только своим, но и любым другим наркотиком, поэтому наркоманы могут сменять вид наркотика в периоды выздоровления.

На поздних стадиях состояние психического комфорта — это не столько удовольствие, сколько уход от мучений. Если здоровый человек испытывает удовольствие от спиртного, он может испытывать разнообразные удовольствия, не употребляя алкоголя. Наркоман испытывает психологический комфорт только под действием наркотика, и перерывы становятся все более мучительны. «Когда он начал принимать опиум ежедневно, в этом была уже крайняя необходимость, неизбежная, фатальная необходимость. Жить иначе не было больше сил. Да и много ли таких стойких людей, которые умеют с непоколебимым терпением, с неослабной, вновь и вновь воскрешающей силой духа противостоять пытке, — в надежде на сомнительную и отдаленную награду?» — пишет Ш. Бодлер в другом своем сочинении — «Опиоман».

В конце концов только под действием наркотика становится возможным вернуть способность к действию. Алкоголик в состоянии опьянения проявляет способности внимания, памяти и мышления гораздо более высокие, чем в трезвом состоянии. Т. о. наркотик становится единственным условием благополучного психического существования и функционирования. Системати­ческая работа становится невозможной: «Ужасное состояние! Обладать умом, кипящим идеями, — и не иметь силы перебросить мост от фантастических долин мечтания к реальному полю действия! ...Ужасное заклятие!.. Если бы мозг, расслабленный опиумом, был расслаблен до конца, если бы он находился в состоянии животного отупения, то зло, очевидно, было бы не так велико, или, вернее, более выносимо», — пишет Ш. Бодлер.

Рейтинг@Mail.ru