Наш адрес

г. Саратов, ул. Белоглинская, д.22

бесплатный телефон

8 (800) 700-34-17

телефон в Саратове

8 (8452) 711-711

Наверх

Что такое зависимость

А. Разные лики одной болезни

В обиходном представлении наркомания — это употребление наркотиков, то есть химических веществ, о которых мы говорили в начале этой книжки. На самом же деле наркотиками могут служить не только они. Нередко эту роль играют совсем другие, казалось бы, безобидные вещества. Больше того, зависимость — наркомания в более широком понимании — может проявиться и вообще не от химических веществ. Надо сказать несколько слов об этих разных видах зависимости.

Многие распространенные типы зависимости — например, от вполне легальных, назначаемых врачом медикаментов: снотворных, успокаивающих или болеутоляющих лекарств, от многих патентованных средств и таблеток для похудения — наркоманией считаются далеко не всегда. Людей, страдающих такими зависимостями (а их очень и очень много среди любых социальных слоев и возрастных групп), почти никто не назовет наркоманами. На самом же деле их зависимость ничуть не менее опасна и разрушительна, чем «обычная» наркомания, и этим людям также необходима помощь. Это давно известно, например, в Америке, где такую зависимость лечат в тех же самых центрах и теми же методами, что и все другие зависимости.

Пойдем теперь дальше. Алкоголизм не все согласны приравнивать к наркомании, но, тем не менее, сформировавшаяся зависимость от алкоголя принципиально не отличается от наркотической зависимости. Механизмы формирования этих болезней одинаковы — к такому выводу уже давно и единодушно пришли американские специалисты в области наркологии. (К опыту этой страны мы часто обращаемся в этой книге потому, что в течение многих лет США являлись единственным в мире государством, сумевшим не только остановить, но и существенно снизить распространенность наркомании и алкоголизма.) И они не делают существенных различий между этими пристрастиями, относя их к химической зависимости, то есть зависимости от химических веществ, воздействующих на сознание. В нашей стране этот взгляд пока нельзя назвать общепринятым. Вероятно, главная причина здесь в том, что, назвав алкоголь наркотиком, придется назвать наркоманами подавляющее большинство нашего населения, в том числе — и большинство самих специалистов-наркологов. Понятно поэтому, что проще придумать объяснение своему несогласию с реальностью, чем принять ее и признать свои собственные проблемы. Здесь срабатывает механизм, присущий любой, не только химической, зависимости — механизм отрицания.

Продолжая логическую цепочку дальше, к зависимости от химических веществ — то есть, тоже к своего рода наркомании — мы будем обязаны отнести и такие виды зависимости, как никотинизм (пристрастие к курению), зависимость от стимулирующих веществ, содержащихся в кофе и чае. Выделяют даже зависимость от пищи, имея в виду искажения в отношении к ней: например, обжорство или, наоборот, почти полный отказ от пищи из-за страха располнеть.

Все эти виды зависимости давно уже относят к наркомании (в широком смысле) в тех странах, где разработан на сегодня единственно эффективный подход к лечению подобных заболеваний. И в этих странах людей, страдающих любой из перечисленных выше форм зависимости, лечат в одних лечебных центрах и используют при этом (успешно!) один и тот же метод.

Более того, те же подходы, что для лечения «классических» наркоманов, та же концепция «зависимости как болезни» применяются и к таким видам зависимости, как нездоровая зависимость от других людей, зависимость от сексуальных отношений, зависимость от работы, от азартных игр, от неконтролируемой траты денег или от компьютера.

Мы говорим обо всем этом, чтобы стало понятнее, что наркомания — явление гораздо более распространенное, более сложное и многомерное, чем мы обычно себе представляем. В каком-то смысле наркоманами можно назвать подавляющее большинство живущих и живших на земле людей, потому что они используют как наркотик различные средства, меняющие эмоциональное состояние, способствующие облегчению душевной боли, отвлечению и уходу от внутренних проблем. Как мы уже отмечали, таким средством может стать какой-то химический наркотик, но может стать и что- то другое, например, азарт, секс, власть, деньги; в наркотик могут превратиться и отношения с другим человеком, и работа, и даже превратно понятая религия.

Все эти виды зависимости только кажутся разными, на деле же они почти ничем НЕ ОТЛИЧАЮТСЯ ДРУГ ОТ ДРУГА по своей сути, причинам возникновения и по последствиям. Следовательно, не так уж сильно отличаются друг от друга страдающие этими болезнями (а это именно болезни) люди. Иными словами, нет каких-то принципиальных различий между человеком, употребляющим нелегальные наркотики, и человеком, страдающим, например, так называемым «трудоголизмом» — то есть, зависимостью от работы.

И все виды зависимости несут в себе грозную опасность и для самого человека — для его физического, психического и духовного здоровья, и для общества в целом.

А это значит, что наркомания — вовсе не экзотическое явление, не только тема для милицейских сводок и наркологических отчетов, а наша общая беда, впрямую затрагивающая практически каждого из нас.

И реальный путь преодоления этой беды один — начать с себя, взглянуть на проблему зависимости изнутри, попытаться увидеть ее проявления в своей жизни. Поможет это сделать рассмотрение психологической основы любой зависимости, которая называется «созависимость».

Б. Что говорят о зависимости психологи

В психологии всегда существовало множество теорий, пытающихся как-то объяснить возникновение и развитие зависимости. Но лишь недавно — не более 15-17 лет назад — психологи занялись изучением существующих у человека стремлений заместить свою духовную неполноту химическими веществами, материальными объектами, психическими процессами или человеческими отношениями, обозначив это стремление термином «созависимость».

Созависимость существует на протяжении всей истории человечества и распространена столь широко, что люди стали считать ее нормой человеческого существования. Более того, зачастую стереотипы поведения и чувствования, вызванные этой болезнью, принимаются и утверждаются обществом в качестве идеала, они укореняются в культурной традиции, пропагандируются искусством и литературой. Эти стереотипы настолько прочны, что всякое посягательство на них воспринимается как сознательный эпатаж, как бунт против устоев. Именно так будет понято, например,

утверждение, что история Ромео и Джульетты — вовсе не история великой любви, а история зависимости, причем явно патологической зависимости людей друг от друга. Ведь, в самом деле, с Любовью в христианском понимании (и, в частности, с христианским пониманием любви между мужчиной и женщиной) отношения этих двух персонажей не имеют ничего общего. Подтверждение тому — трагические события, печальная развязка их отношений («По плодам их узнаете их»). История Ромео и Джульетты — это история болезни (созависимости в ее более узком понимании), закончившейся закономерным смертельным исходом и для ее «носителей», и для других «заразившихся». А ведь подобных «историй болезни» в мировой литературе и искусстве известно великое множество...

Созависимость может затрагивать все сферы человеческой жизни, влиять на всю совокупность отношений человека с окружающим миром, с самим собой и с Богом. Именно созависимость лежит в основе таких грозных и очевидных для общества социальных болезней, как алкоголизм и наркомания, и именно созависимость — причина менее очевидных, но не менее губительных видов зависимости — от денег, власти, сексуальных отношений и т.д.

Что же такое созависимость ?Наиболее полным пока является определение, данное на 1-й Конференции по со- зависимости (США, Аризона, 1989):

«Созависимость — это устойчивое состояние болезненной зависимости от компульсивных (т.е. ставших неуправляемыми) форм поведения и от мнения других людей, формирующееся при попытках человека обрести уверенность в себе, осознать собственную значимость, определить себя как личность» (имеется в виду, что эти попытки реализуются заведомо неверным путем).

Есть и другие определения этого явления, в которых подчеркиваются различные его аспекты, например:

О чувство патологического стыда из-за отверженности, являющейся участью каждого человека в неблагополучной семье; О потеря собственной внутренней реальности и зависимости от реальности внешней; О чрезмерная озабоченность чем-то или кем-то и чрезвычайная зависимость — эмоциональная, социальная, иногда даже физическая от этого человека, процесса или явления;

О «семейственность» этого явления, то есть наличие созависимых особенностей у многих (если не у всех) членов семей, где есть химическая зависимость; О остановка развития собственного «я» и чрезмерно сильное реагирование на происходящее вокруг при недостаточности реакций на происходящее внутри нас;

О болезненная привязанность к отношениям с кем-ли- бо и к проблемам, которые эти отношения вызывают;

О долговременное подчинение человека жестким правилам, не допускающим открытого выражения чувств и непосредственного обсуждения внутренних и меж-личностных проблем; О попытки воссоздать отношения родителя и ребенка во всех других значимых для созависимого человека отношениях и т.д.

Многообразие форм созависимости, тем не менее, вы-ражается во вполне определенных проявлениях. И признаки, симптомы созависимости вполне доступны описанию. Кратко перечислим основные их этих симптомов, чтобы Вы смогли проверить, не знакомы ли они Вам по собственному опыту:

О слишком суровое отношение к себе и другим, нелюбовь к себе, обычно неосознанно маскируемые (прежде всего — от самого себя);

О «боязнь страха», стремление заранее оградить себя от него, избегая тех ситуаций, в которых этот страх может появиться; О желание нравиться окружающим людям, сопровождаемое готовностью делать все, чтобы этого добиться;

О страх или дискомфорт при общении с напористыми или «сердитыми» людьми, страх личной критики и острая эмоциональная реакция на нее; О частая и интенсивная эмоциональная вовлекаемость в отношения с теми людьми, которые или полностью подчиняют себе или, наоборот, требуют постоянного внимания и заботы; О неспособность отличить любовь от жалости, тенденция путать и смешивать эти чувства; О сверхответственность — или, напротив, сверхбезответственность в поведении; О чувство вины при необходимости отстаивать себя, свои «личные» интересы или сделать что-то ради себя лично;

О постоянное откладывание всего «на потом»; О неспособность или активное, сопровождаемое страхом нежелание участвовать в играх, развлечениях, забавах, «предаваться веселью»; О в отношениях с другими людьми крайне редко возникает ощущение подлинной близости, доверия и посто-янства;

О привычная ложь даже там, где проще и естественней было бы сказать правду.

Вероятно, большинство читателей сможет без особого труда узнать эти симптомы в себе самих. Хотя из- за «замороженности» чувств (что также является характерным симптомом созависимости) и склонности отрицать «неприятные» истины человеку обычно требуется некоторое усилие, чтобы признать все эти проблемы «своими».

К сожалению, человек нередко начинает видеть свои проблемы только тогда, когда они слишком уж явно на-чинают его беспокоить: если у него появляются бессон-ница (или вообще нарушения сна), сниженное настроение (иногда — до депрессии), тоска, безнадежность, уныние, чувство бесцельности и бессмысленности существова-ния, страхи (немотивированный и беспредметный страх либо страхи-фобии с конкретными объектами: страх высоты, темноты, змей, толпы, замкнутого простран-ства и т.д.).

И еще легче бывает признаться и себе самому, и другим в проблемах, казалось бы, чисто физиологического порядка: хронические и не поддающиеся лечению боли в спине (радикулиты), мигрени, гипертония, желудочные и сердечные заболевания, астма, аллергия и многое другое.

Но надо, однако, помнить, что у всех этих проблем может быть одна причина. И эта причина — созависи-мость.

Ну, знаете ли, — скажете Вы, прочтя все это — если вам ве-рить, то получается, что вообще чуть ли не все люди — больны. Верить в это нам что-то не хочется.

Да, разумеется, верить этому очень не хочется. Но не заду-мывались ли Вы, читатель, а почему, собственно, это вызывает такой протест? Не потому ли, что не хочется видеть свои собственные проблемы? А ведь они есть у каждого из нас. И проблемы эти не слишком-то сильно отличаются от проблем героиновых (да и любых других) наркоманов. Да, внешне картина может быть совершенно иной — ухоженный дом, большая дружная семья, престижная и увлекательная работа, почти безупречное здоровье и так далее.

Но вдумайтесь внимательно и постарайтесь честно ответить себе на вопрос — не занимает ли что-то у Вас в жизни такое же место, как у наркомана — его наркотик?

Почему так важно об этом задуматься? По двум причинам.

Во-первых, повторим это снова, не увидев ясно и отчетливо своих собственных проблем и не начав их решать, Вам не удастся помочь никому — ни своим родным, ни, тем более, людям, с которыми Вы работаете профессионально. Ведь в этом случае мы становимся слепыми поводырями слепых — пытаемся вести другого человека по пути, неведомому для нас самих.

Во-вторых, это позволит Вам глубже понять, как действуют наиболее эффективные системы помощи наркоманам и вообще зависимым людям. Эти системы обязательно включают общение выздоравливающих между собой — будь то в группах Анонимных Наркоманов, в Миннесотских моделях лечебных программ, в итальянских реабилитационных комплексах, американских лечебных центрах или в любых других подобных программах. Казалось бы, чему хорошему может научиться один наркоман у другого? Но в том-то и дело, что пример реальных людей, которые видят и начинают решать свои проблемы, то есть выздоравливают от зависимости, гораздо действенней, чем любой абстрактный идеал.

Подводя итог сказанному, повторим еще раз, что проблема наркомании как зависимости человека от нелегальных наркотиков значительно шире и сложнее, чем мы привыкли считать, она является лишь частью проблемы зависимости вообще. И понять это очень важно, чтобы правильно определить, что же можно делать для помощи наркоманам, иначе все наши усилия будут борьбой с симптомами, последствиями, но не затронут причин этой проблемы, а значит, и не смогут принести желаемого результата.

В. Христианский взгляд на проблему

Причем здесь христианство, и вообще религия, возможно, спросите Вы, прочитав этот подзаголовок. Попробуем объяснить, почему нам кажется очень важным хотя бы вкратце рассказать о том, как видится проблема зависимости в христианском аспекте.

Любая зависимость, например, наркомания или алкоголизм, имеют свои биологические, социальные и психологические причины и проявления. Но для христианина очевидно, что основную роль в формировании любой зависимости играет духовный аспект существования человека в мире, а сама за-висимость — это недуховный ответ на исконно присущие человеку духовные потребности. Именно поэтому наиболее эффективные методы и системы помощи наркоману, о которых мы еще будем говорить, названы «духовно-ориентированными».

Христианин верит, что человек создан, чтобы стремиться к духовной полноте, к обретению единства с Богом, соединению с Ним. Но вследствие первородного греха с самого зачатия человеческое существо несет в себе некоторую пустоту, не заполненную Духом, как бы некий «объем бездуховности». Эта пустота, «духовная каверна», в процессе развития ребенка, становления его личности может меняться в размерах. Она уменьшается (но никогда не исчезает совсем) в условиях, благоприятных для духовной жизни, и увеличивается в неблагоприятных. Таких условий множество. Это и генетическая предрасположенность, от которой во многом зависит, как именно будет расти и развиваться организм, это и духовный и психологический климат в семье, где ребенок появился на свет и где он воспитывается, это и духовно- нравственные условия общества в целом. Иными словами, это все то, что определяет индивидуальность человека, свойства и качества его личности.

Взрослея, ребенок начинает осознавать себя отдельной личностью. И, вместе с этим, начинает неосознанно ощущать свою духовную неполноту. А это рождает сильную потребность (чаще всего — тоже неосознаваемую) чем-то заполнить эту пустоту.

Но недостаток Духа можно восполнить только Духом же, причем сделать это доступно не самому человеку, а лишь Тому, от Кого исходит этот Дух — т.е. Богу. Человек может лишь захотеть (или не захотеть) целиком отдаться Божественной воле. И уже вслед за этим желанием может появиться стремление устранить все преграды, которые эгоизм и гордыня воздвигают на пути единения человека с Богом, другими людьми и с самим собой.

Если же этого желания следовать воле Бога нет, то стрем-ление заполнить внутреннюю пустоту приводит к попыткам заместить, «засыпать» ее тем, что на какое-то время может дать иллюзию полноты жизни, собственной духовной полноты и гармонии. Эту иллюзию могут давать самые разнообразные «заменители» — среди них и те, что безусловно порицаются обществом (наркотики, насилие, стяжательство), и те, что вызывают в обществе неоднозначную реакцию (алкоголь, азарт, пища, секс, власть). Больше того, даже многие безусловные ценности (работа, дружба, человеческая любовь, благотворительность, религия), если они перестают быть средством и превращаются для человека в цель деятельности, тоже могут стать для него наркотиком.

Такими же наркотиками, использование которых не только не запрещается, но, зачастую, даже поощряется в безрелигиозном обществе, становятся различные «альтернативные» способы изменения сознания. Известна широчайшая палитра подобных способов. Здесь и всем давно знакомое затягивающее погружение в ритмы рок-музыки, и свойственное последним десятилетиям «пропадание» в Интернете или компьютерных играх. В этом же перечне — и гораздо более экзотические способы достичь «новых ощущений» и «нового смысла»: например, попытки перестроить свой организм на существование в измененном суточном ритме или применение специальных дыхательных техник («голотропное» дыхание по Грофу, различные формы дыхательной йоги) и многое другое.

И от каждого из таких наркотиков человек может впасть в зависимость, утрачивая дарованную Богом свободу. Послед-ствия такой зависимости одни и те же: это всегда преграда для духовного роста личности, разрушение социальной, пси-хологической и биологической жизни человека. Плачевные последствия сказываются не только на самом человеке (раз-рушение и преждевременное старение организма, психосо-матические заболевания, психические расстройства, нарушения семейных и социальных связей и т. д.), но и на его потомках, часто на протяжении многих поколений (социальные катастрофы, войны, экологические бедствия и другие явления этого рода).

В чем ценность такого понимания для решения проблем, казалось бы, чисто практических? Чем оно может помочь наркоману, который хочет бросить наркотики, или его род-ственникам, озабоченным судьбой своего близкого?

В том-то и дело, что именно имеющаяся практика показывает правильность христианского понимания этой проблемы. Ведь те подходы, которые способны реально помочь наркоману и его родным и о которых мы еще будем говорить в этой книге, возникли именно на христианской основе.

Мы вовсе не хотим этим сказать, что наркоману, если он не христианин, путь выздоровления закрыт. Но, как сказал еще Тертуллиан, «душа по природе — христианка». А это значит, что, независимо от мировоззрения человека и его взглядов, появляющиеся у него жизненные проблемы и сложности, а равно и пути их разрешения наиболее полно и точно описываются в тех понятиях о человеке и его взаимоотношениях с миром, которые существуют в христианстве. То же относится и к болезням, особенно болезням психическим, душевным или духовно-социальным, как наркомания. Мы глубоко убеждены в этом, и наше убеждение подкрепляется многолетним опытом выздоровления сотен тысяч наркоманов, о котором мы будем говорить дальше

Рейтинг@Mail.ru